22 июня «Свеча памяти»



22 июня в Новолесновском сельском поселении прошла акция «Свеча памяти» в день памяти и скорби. В акции приняли участие работники администрации Новолесновского сп, волонтеры и Дом культуры п. Лесной

Мы до конца стояли — по уставу,
Лицом к реке
легла моя застава,
Лицом к реке,
на гусеничный след…
В моей руке — отцовский пистолет.
По мне прошлась тяжёлая броня,
Хотя убили там
и не меня…

80 лет назад, 22 июня, 1941 года, в три часа ночи, началась Великая Отечественная война.
День памяти и скорби, день начала Великой Отечественной войны. Черная дата в календаре. Подвиг тех, кто в то утро встал на пути поработителей, не подлежит забвению. Гитлеровские стратеги и сам фюрер делали ставку на блицкриг, на быстрый прорыв на восток, вглубь страны, захват Москвы и политический распад Советского Союза под ударом немецкой военной машины. Первые дни, недели, даже месяцы великого противостояния — это самое беспросветное время для десятков миллионов советских людей и на фронте, и в тылу. Каждый день приносил новости, от которых сжималось сердце: враг занимал город за городом, Красная Армия отступала, гитлеровцы казались непобедимыми. Самыми первыми приняли на себя удар пограничники — 140 застав, от Дуная до Прибалтики и Карелии. Они выполнили свой долг. Большинство бойцов, защищая пограничные рубежи, погибли смертью храбрых, и никто, ни один пограничник, не отступил без приказа. «Фактор внезапности» против них не сработал. Есть такое расхожее выражение — «массовый героизм». Даже в первые дни войны гитлеровцев изумляла храбрость красноармейцев: они не привыкли к упорному сопротивлению. «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись», — вспоминал генерал Гюнтер Блюментритт. Самые проницательные из немецких генералов уже тогда осознавали, что план «молниеносной войны» в России сорван, что Красной армии удается навязать противнику длительную войну. Подвиги первых фронтовых часов — даже безвестные — не пропали даром. Бойцы, первыми павшие в боях с «фашистской силой темною», стали образцом для тех, кто пришел им на смену. До капитуляции Третьего Рейха осталось 1117 дней и ночей. Погибшие в первый день войны, они  все отдали, чтобы приблизить майские салюты 1945 года.